Бабочки и пчелы

14 Мая 2014
Гузель.jpg
Не обнаружив в продаже галстуков-бабочек, Гузель Санжапова запустила собственное стремительно растущее производство. А возрождая фамильную пасеку, обеспечила работой жителей целой деревни и вывела на рынок новый продукт – крем-мед с ягодными добавками

ФИО: Санжапова Гузель Равильевна

Возраст: 25 лет

Профессия: Предприниматель

Образование: МГУ, факультет мировой политики

Бизнес-идол, кумир: Нет таких

Любимая книга: «Пастух и пастушка» Виктора Астафьева

Лучший фильм: «Собачье сердце»

Девиз: «Если мне хочется – сбудется»

IMG_3265.jpg
Проект: Cocco bello bow ties (https://www.facebook.com/coccobellobowties)

Место: Москва – Красноуфимск

Род деятельности: Пошив галстуков-бабочек и женских рубашек

Дата основания: Май 2012

Бюджет на запуск: 30 000 рублей

Месячный оборот: От 150 000 до 300 000 рублей, в зависимости от сезона

1cadr.jpg

Проект: Название: Cocco bello honey (https://www.facebook.com/coccobellohoney)

Место: Москва – Екатеринбург – деревня Малый Турыш (Свердловская область)

Дата основания: Июль 2013

Бюджет на запуск: 300 000 рублей

Месячный оборот: 100 000 рублей

БАБОЧКИ

Идея

До запуска собственного бизнеса я работала ассистентом заместителя генерального директора в компании SAP, была обычным офисным сотрудником. В конце марта 2012 года вернулась из отпуска, и мне ужасно захотелось надеть бабочку. В магазинах не нашла, и тогда мы с моей подругой Натальей Александровой сшили ее сами и начали фантазировать о целой коллекции. В мае эта идея окончательно оформилась в стартап.

С дизайнерской деятельностью меня не связывало абсолютно ничего, я до сих пор далека от понимания мира моды. Выбор пал на этот сегмент исключительно по причине личной необходимости, но позже, попробовав продать первые изделия, мы поняли, что ниша не занята, а товар набирает популярность. В результате Наташа стала отвечать за дизайн изделий, наш фирменный стиль, а я – за финансы и организацию.

 lambada.jpg

Запуск

Для первой партии товара надо было лишь купить швейную машину и научиться шить. А вот, чтобы добиться нужного качества и конечного вида продукта (включая упаковку), необходимо пройти такой же долгий путь, как и мы, потому как никто не научит делать правильно. Кроме того, в Москве сложно найти хороших специалистов, которые умеют шить хотя бы по прямой. Шьем мы сами на профессиональном оборудовании, которое стоит порядка 100 тысяч рублей. У нас была не одна попытка общения с производствами, но понятия «ответственность» в Москве, кажется, не существует.

Развивая бренд, мы запустили рубашки. Это рубашки мужского стиля, но для девушек – под запонки и под пуговки, то, что мы сами никогда не покупали в Москве, а только за границей. Производство рубашек мы сознательно вынесли в Свердловскую область, в город Красноуфимск: люди в регионе относятся к работе сознательно и внимательно просто потому, что ее там не хватает. И это, кстати, совсем не значит, что мы экономим на производстве – мы платим в среднем в полтора раза больше, чем если бы шили в Москве. Делаем мы это с дальней перспективой – построить производство, полностью отвечающее нашим нуждам. Мы готовы вкладывать средства и время ради того, чтобы заложить фундамент на будущее.

Перспективы

Мне кажется, что люди, которые носят бабочки, будут их носить и дальше, просто они стали более избирательными. Выбирают шелковые бабочки, которые стоят дороже, но у каждого шелка, который мы привозим с севера Италии, из города Комо, своя история – половина из них винтажные. У нас богатая коллекция шелка – около 300 видов.

Сейчас планируем запуск пошива пальто из натуральных тканей в среднем ценовом сегменте – лично нам в Москве с этим крайне сложно: все пальто либо совсем женские, с рюшами, либо топорного кроя. А вот элегантную классику дешевле 30 тысяч рублей встретить сложно.

ПЧЕЛЫ

Идея

У моего папы есть большая пасека, в прошлом сезоне было 69 пчелиных семей, в среднем это порядка 2 тонн меда в год. Естественно он, как любой пчеловод, столкнулся с проблемой сбыта. Пчеловод со своими двумя-тремя видами меда не может конкурировать с компаниями-перекупщиками, которые продают 15 видов. Я обычный мед не ем, мой идеальный мед – белого цвета, нежный, без кристаллов и желательно с интересной добавкой. Как-то вычитала, что такой можно получить, если взбивать мед на специальном оборудовании. Купила его в Германии и подарила папе.

IMG_3703.jpg

Запуск

Мы обратились к бабушкам из деревни Малый Турыш с просьбой собирать ягоды, растущие вокруг, – за литр платили им 200 рублей. Так, пазл сложился в целую картину: полезный продукт, несущий большую социальную ответственность перед жителями маленькой деревушки. Бизнес-план не писали, рынок специально не исследовали. Рынок меда, кажется, все еще живет по правилам девяностых годов: на ярмарках меда женщины до сих пор разливают его при тебе. Я это совсем не приветствую – мне важна стерильность.

 IMG_1057.jpg

IMG_1185.jpg

Финансы

Сначала был не понятен процесс прохождения сертификации и получения всех документов, но это вполне решаемая задача. К властям за льготами не ходили – просто не было времени обивать пороги и доказывать важность поддержки сельского и подсобного хозяйства. Мы предпочли рассказывать потенциальному покупателю историю продукта. В какой-то момент, когда мой социальный проект «крем-мед с ягодками» уже был запущен и обрел первых клиентов, мы поняли, что сможем создать больше рабочих мест, но для этого нам необходимо дополнительное оборудование, на которое нужно было найти средства.

Так мы впервые столкнулись с краудфандингом и создали свой теперь уже успешный проект «Крем-мед с ягодками. Оборудование для пасеки» на Boomstarter.ru. Мы заявили сумму в 150 тысяч рублей, а собрали больше 450 тысяч Ни один из 397 спонсоров еще не сказал, что продукт ему не понравился. На сегодняшний день практически все спонсоры съели свои заветные баночки, а мы уже готовим новый проект. Он тоже связан с деревней и пасекой: будем собирать деньги на строительство полноценного производственного цеха. В обмен на это спонсоры смогут отведать наш крем-мед, попробовать второй продукт (мы пока держим его в секрете), а также стать частью нашей истории – приехать в гости и стать экотуристами.

IMG_3413.jpg

Режим дня

Рабочий день у нас начинается, как проснемся, – в 8–9 утра. За завтраком я обычно отвечаю на почту, проверяю социальные сети, собираю заказы. Потом мы шьем. Тут все зависит от поставок в магазины и предстоящих маркетов – можем шить до ночи. А можем ездить в магазины, делать поставки, встречаться с потенциальными партнерами. Когда у нас маркет, мы рано утром собираемся и до самого вечера общаемся с покупателями. Иногда в наш рабочий график вмешиваются поездки по России и зарубежью (обычно за тканями). Офис не снимаем – нет особой надобности, мы работаем дома.

 IMG_3637.jpg

Ценные кадры

В работе с медом самый ценный специалист – пасечник, он же мой отец, он же технолог производства. Остальные работники – это в первую очередь руки и далеко не всегда голова. В конце концов в деревне не обязательно всем знать, какой конечный продукт мы производим: людям в силу ментальности лучше не давать повода считать чужие деньги. Далеко не всем можно доверять, в этом мы смогли убедиться. Деревня – один большой организм, где все всё знают. Бывает, что люди не выходят на работу, просто потому, что что-то активно отмечают. Но в данном случае мы заложники ситуации, так как люди хорошие и выгонять никого не хочется. Есть и стахановцы – мы сейчас для них единственная возможность заработать, до следующей деревни три  километра, но там лишних рабочих мест нет.

Если говорить про производство рубашек, то, конечно, самый ценный сотрудник – закройщик (это моя тетя, которую мы очень долго уговаривали взяться за проект). Именно ее работа решает, как будет сидеть изделие на клиенте. Она же контролирует качество продукта на выходе, в частности работу швей.

 MK3_6863.jpg

Семейный подряд

Наш бизнес мы стараемся строить на принципе семейности – не потому, что родственники не в силах отказать, а потому, что если возьмутся за работу, то сделают максимально качественно. А такое на рынке – редкость. Мне кажется, именно так начинались все существующие сейчас крупные европейские предприятия. Так почему бы не построить что-то аналогичное в России?

 MK3_6834.jpg

Конкуренты

Не могу сказать, что наш продукт уникален, он просто новый для рынка. С конкуренцией мы сталкиваемся в лице компаний-перекупщиков, которые закупают мед, фасуют под своим брендом и выдают в массы. Но, как мне кажется, у такой модели есть минусы – отсутствие истории, которую хочет знать современный покупатель, а также отсутствие контроля качества обществом на этапе производства. А мы как раз все это делаем – рассказываем и показываем лица людей, которые работают в деревне, а в скором времени и покажем весь процесс от А до Я, чтобы у покупателя не было вопросов.

 shutterstock_160488899.jpg

Клиенты

На ярмарки меда мы не ходим сознательно, хоть и понимаем, что, возможно, теряем часть прибыли. Но мы ориентируемся на другую целевую группу. Мне сложно будет объяснить большому потоку людей, почему крем-мед с ягодками дороже обычного меда. Рядовой потребитель, увы, разучился верить в то, что можно делать социально ответственный бизнес и не ставить во главу угла личную выгоду. У нас есть определенный пул клиентов, которые нас знают и понимают, что мы работаем на совесть и собираемся развивать любые продукты – хоть бабочки, хоть мед, хоть рубашки – на благо общества. Наша задача – сделать так, чтобы люди не искали что-то за границей, а понимали, что можно купить отечественное.

Продвижение

В первую очередь через интернет, он дает безграничные возможности общения и представления продукта. Конечно, в сегменте еды сложно убедить покупателя купить продукт, не пробуя его, поэтому мы ходим на маркеты и устраиваем дегустации, чтобы люди смогли попробовать мед, познакомившись с его историей.

Стиль жизни

На мой взгляд, собственное дело всегда перспективно, если ты готов положить на его создание свою жизнь. Ведь это становится образом и стилем жизни, ты думаешь о своем деле постоянно. Главное – успевать жить вне бизнеса. Я вообще не могу сказать, что в России рынок перенасыщен. Тут настолько сильны закоренелые стереотипы и страхи перед государственной машиной, что далеко не каждый решится открыть свое маленькое кафе или создать новый интересный продукт. Потому перспектива для любого продукта огромна, надо просто понимать, как бороться с конкуренцией крупных сетей, масс-маркетом и масс-продуктом.

Цифры

Производство бабочек мы вывели на окупаемость за месяц, все дальнейшие вложения делали уже из прибыли. И отбили их на первом же маркете в парке «Музеон» – заработали ровно столько, сколько вложили. Это было в июне 2012 года. А вот мед будет выходить на окупаемость крайне долго – инвестиции долгосрочные и колоссальные по сравнению с пошивом бабочек (строительство пасеки идет постепенно на протяжении восьми лет). Но мы расцениваем их как вложение в будущее – мы будем есть здоровые продукты, а наши дети будут знать, что такое деревня и как доить корову.

Наверное, многим покажется смешным, что мы совсем не считаем наш оборот, а называем примерные цифры. Нам хватает на жизнь, на 8-10 отпусков в год (некоторые поездки на пасеку тоже считаются отпуском). Мы переступили ту черту, когда работаешь ради того, чтобы себя прокормить. Сегодня мы работаем в удовольствие и получаем достойную отдачу – мне кажется, это залог успеха и улыбки на лице. Так как мы взялись за социально-ответственный проект «крем-мед с ягодками» только из желания помочь, все деньги направляются на развитие пасеки и деревни, а наши услуги по продвижению продукта полностью бесплатны.

Ошибки

Наши ошибки всегда связаны с нашей мечтательностью. Но они учат правильно развиваться, быть точнее. К сожалению, мы всегда ожидаем и требуем большего, а на выходе иногда получаем не то, что хотим. Это касается компаний-партнеров, начиная с типографии и заканчивая работой швей. Потому главный урок – необходимость строгого контроля каждого производственного этапа. В нашей стране нельзя пускать дело на самотек – как только контроль кончается, начинаются проблемы: «Я подумала, так лучше», «Какая разница как пришита этикетка – вверх ногами или нет».

Мнение

Очень часто возникает потребность в продукте, который невозможно купить или надо за ним далеко лететь, поэтому мы сразу начинаем прорабатывать варианты, как сначала сделать что-то для собственного пользования, а потом отдать это на суд потребителям. Именно клиенты решают, нужен продукт или нет. Еще, мне кажется, что развитию очень мешает распространенный стереотип о том, что нужно сначала занять/накопить первоначальный капитал, а потом попробовать что-то сделать. Попробуйте что-то создать, проверьте на клиентах, оцените спрос, а потом начните вкладывать собственные (а не чужие) деньги. Так вы сведете к минимуму риски и будете отвечать за свои действия. И не торопитесь обрести юридическую форму в виде ООО или ИП: для первоначальной оценки продукта совсем не обязательно быть предпринимателем. Ведь, если вы начнете с организационной формы, а товар окажется никому не нужным, вы просто потеряете драгоценное время и деньги.

Возврат к списку →