Вы нам подходите

01 Августа 2014

Текст: Марина Зыкова, Анастасия Полетаева

Фото: Дарья Беседина…

Поиск работы порой напоминает хождение по минному полю. Вас просят делать странные вещи, задают неудобные вопросы. Но бывает, одно собеседование – пусть случайное или чуть запоздалое — переворачивает жизнь с ног на голову и превращает работу в любимое дело. Office magazine поговорил с теми, для кого прием на работу стал переломным моментом, и людьми по другую сторону баррикад

Яблокова Юлия1_2.jpg

Юлия Яблокова, 31 год

Компания: Juel Consult, Вологда

Должность: генеральный директор

На собеседование в фирму, занимающуюся цветочным бизнесом, меня пригласили неожиданно: позвонили и сообщили, что уже через три часа ждут в офисе. Я понимала, что подготовиться к интервью не успею, потому что находилась на работе. Но все равно согласилась на эту встречу, ведь другого шанса могло и не быть.

Со мной беседовали двое мужчин – учредитель компании и руководитель отдела персонала. Их вопросы – о моем образовании и опыте, почему я претендую на позицию менеджера по персоналу, чем могу быть полезна для компании – чередовались с довольно длинными паузами с их стороны после моих ответов. Когда я призналась, что у меня нет опыта, зато есть знания, настойчивость, целеустремленность и много энергии, интервьюеры решили проверить, насколько хорошо я училась в вузе. Они гоняли меня по всем аспектам деятельности HR-менеджера в очень быстром темпе. Как только я начинала отвечать подробнее, меня перебивали и задавали новый вопрос. Потом спросили: «Как вы поступите, если начальник попросит вас донести до коллектива, что дважды два равняется пяти?» Я сказала, что попробую переубедить шефа, а если это не получится, передам информацию сотрудникам, как велено. Был и еще один каверзный вопрос – останусь ли я на прежнем месте, если мой пока что действующий работодатель предложит зарплату существенно выше, чем готова предоставить эта цветочная фирма. Я заверила, что планирую все равно увольняться в ближайшее время.

Интервью меня сильно измотало, особенно морально. Оно длилось два часа, в течение которых я почти ни разу не получила никакого подтверждения от собеседников, что моя персона хоть как-то их интересует и я отвечаю правильно на вопросы. На мои уточнения по поводу будущих обязанностей также были скупые реплики, я даже постеснялась переспросить непонятные моменты. Поэтому я была уверена, что провалила собеседование. Однако меня пригласили на эту должность, в организации я проработала более четырех лет, сделав карьеру от менеджера до исполнительного директора. 

Татьяна Сайханова, специалист по управлению стрессом, AURUS-consulting: Стрессорное интервью проводится с целью оценки поведения человека в сложных ситуациях. Также проверяется степень его готовности к подчинению. Если вы испытываете тревогу и напряжение перед интервью или во время него, это нормально. Ваш организм помогает вам сосредоточиться. Заранее подготовьте список всевозможных вопросов и реакций на них, чтобы быть наготове. Потому что вызвать панику могут не любые, даже очень неприятные вопросы, а те, которые новы и неожиданны для нас. И не пытайтесь спрятать свои эмоции – так еще отчетливее будет видна ваша нервозность.

Ольга Ячменева2-2.jpg

Ольга Ячменева, 35 лет

Компания: Гильдия разработчиков игровых решений для бизнеса, Санкт-Петербург

Должность: директор по развитию продаж

Однажды я проходила собеседование на пост директора по развитию в компанию, торгующую товарами для женщин. В холле офиса помимо меня находились еще трое соискателей-мужчин. К нам подошла секретарь и сказала следующее: «Генеральный директор вас сейчас примет. Но у него мало времени, и он предлагает вам самостоятельно решить, кто из вас более всего соответствует этой должности. Через 10 минут он готов поговорить с одним из вас». Повисла пауза, потом мужчины стали приводить друг другу аргументы, почему каждый из них достоин оказаться этим счастливчиком. Постепенно обстановка накалялась, и обсуждение переросло в бурный спор с обменом «любезностями». Я в этом участия не принимала, а просто зашла в кабинет к секретарю со словами: «Думаю, что я та, кто нужен».

Меня препроводили к президенту компании. Мы с ним долго беседовали – о бизнесе как череде выборов, их последствиях, о влиянии убеждений на получение результата. Потом он упомянул о важности «своих» людей в команде и командного духа. Я попросила пояснить, что имеется в виду. Директор привел пример: «У нас в руководстве только вегетарианцы, мы занимаемся спортом и проводим все праздники вместе, потому что мы одна большая семья». На мой вопрос, а что делать, если я люблю мясо и у меня иные представления о том, как и с кем проводить свой досуг, он ответил: «Тогда вам будет очень сложно у нас». Далее разговор перешел в метафизическую плоскость. Сначала меня спросили, как я отношусь к духовным практикам. Потом на мое уточнение «Что вы в первую очередь хотите увидеть во мне как профессионале» был отклик: «Главное, чтобы мы с вами совпали по ауре». В итоге через неделю мне предложили занять пост директора по продажам, однако я не была готова к такому единению с компанией и отказалась. Но я уважаю то, что они делают и как развиваются.

Были в моей практике и случаи на грани анекдота. Например, меня как-то оставили в кабинете наедине с красавцем котом Васькой в течение минут двадцати. Я его погладила, он разлегся на столе и уснул. Менеджер по персоналу потом сообщил мне, что Ваську всем соискателям предлагают в качестве теста – мол, посмотреть, как на него будут реагировать. И я тест успешно прошла, потому что показала «стремление к положительной коммуникации», по словам специалиста.

В другой раз было еще веселее: интервьюер просто-напросто заснул во время моей самопрезентации. Я выждала несколько минут и, убедившись в крепком сне моего собеседника, тихонечко покинула офис. Он потом мне перезвонил, выразил благодарность «за понимание» и пригласил на второй этап собеседования.

Лидия Зайцева.jpg
Лидия Зайцева, 22 года      

Компания: Коммерческий банк, Кемерово

Должность: ведущий менеджер по продажам

Год назад начальник отдела одного из банков пригласил меня на интервью в качестве кандидата на вакансию менеджера по продажам. Как правило, собеседования проводятся в формате тет-а-тет в каком-нибудь небольшом кабинете для переговоров, но не в моем случае. Я зашла в огромное помещение, где трудятся почти полсотни человек и стоит беспрерывный гул, играет музыка. Руководитель поджидал меня именно здесь со своей группой из 10 человек – молодых людей и девушек лет 25–28.

Меня попросили представиться и рассказать о себе: чем живу, на какую тему пишу диплом, об опыте работы. Поводов для гордости было немного, поскольку на тот момент я еще училась в институте. Затем меня спросили, хотела бы я иметь айфон? Я подумала – ого, телефонами заманивают на эту работу! Оказалось, не совсем так. Мне предложили поиграть в «продавца и покупателей» и продать айфон сотрудникам из группы моего интервьюера. Это было настолько неожиданно, что я сначала стушевалась. Робко говорила что-то вроде «Берите айфон, кому нужен айфон? Он сделает вашу жизнь ярче». Видимо, это прозвучало довольно неубедительно, потому что отклики были только в виде ехидных шуточек в мой адрес.   

В какой-то момент я разозлилась на себя из-за своей неуверенности. Ведь мне так нужна работа! Я ничего не потеряю, если приму эти правила игры. Поэтому стала активно вступать в контакт с людьми, задавать им вопросы вроде «Ребята, а почему вы не хотите его приобрести? У вас денег нет? Вы не хотите быть модными и стильными? Ведь вы же в банке работаете, такая вещь подчеркнет ваш статус». В итоге его у меня все-таки «купили» и на должность приняли.

Мария Макарова, исполнительный директор рекрутингового агентства iChar: Главная ошибка – запаниковать и отказаться участвовать в игре. Это означает, что отбор вы почти наверняка не пройдете, даже если на предыдущие вопросы ответили уверенно. Лидия поступила грамотно, приняв вызов, что помогло ей взять ситуацию под свой контроль. Избежала она и другой типичной ошибки – не стала слишком увлекаться презентацией товара, а вступила в диалог с «покупателями» и попробовала выявить их потребности, задавая вопросы. Отмечу, что, если соискатель не позиционирует себя как «супермегапрофи», ему, скорее всего, простят возможные огрехи и недочеты во время игровой сценки. Здесь гораздо важнее его смелость и гибкость. А вот если вы заявляете о себе как о работнике с опытом, то за тем, насколько вы им обладаете, будут внимательно наблюдать.

IMG_3989.jpg

Татьяна Гладюк, 35 лет

Компания: Inventive Retail Group

Должность: директор по персоналу

Из одного разговора трудно сделать какие-то однозначные выводы о человеке, но психологическое образование мне помогает. Есть вещи, которые видно невооруженным глазом: как человек сидит, двигается, смотрит ли он на собеседника, как жестикулирует во время разговора. Образ в целом складывается практически сразу. Для более высоких позиций личного обаяния недостаточно. Если то, что написано в резюме, не совсем соответствует действительности или преувеличено, на это стоит обратить внимание. HR-опыт, как и любой другой, со временем превращается в интуицию. Это как в магазине: вы приходите, и вам говорят, что вещь отличная, а вы на подсознательном уровне понимаете, что не стоит ее покупать. Когда человек говорит то, что мне хочется услышать, но я чувствую подвох, я назначаю еще одно интервью и приглашаю на него своих коллег.

Были случаи, когда мы очень долго не были уверены, приживется человек в компании или нет. Люди не всегда приходят с аналогичным опытом: многие меняют сферу деятельности, например со строительства на торговлю, потому что здесь можно быстрее сделать карьеру. Они сомневаются, спрашивают совета. Тогда мы ждем, пока он почувствует себя комфортно. Обычно это испытательный срок. В нашей компании очень много молодых сотрудников, и в их случае недостаток опыта компенсируется харизмой, обаянием, творческим потенциалом и желанием работать. Большинство директоров – наши же бывшие продавцы, для многих из которых работа у нас была первой. Буквально вчера у меня было собеседование с кандидаткой на HR-вакансию. У нее прекрасное образование, она получила степень магистра в Высшей школе экономики, но пришла практически без опыта работы. Я вижу ее потенциал, и я ее взяла. Это нормально.

На собеседовании я не применяю никаких шоковых методов и придерживаюсь классической схемы: человеку должно быть комфортно со мной разговаривать. Но случается, что соискатель ведет себя странно. Однажды к нам пришла девушка с роскошным театральным образованием. Она была очень харизматична: вставала, что-то изображала, эффектно жестикулировала, разве что стихи не читала, и обаяние у нее было сумасшедшее. В торговле она была бы очень хороша. Однако я ее не взяла. Эта девушка должна реализовывать себя в актерской профессии, у нее талант. А у нас она бы быстро заскучала.

 IMG_3313.jpg

Никита Крупский, 30 лет

Компания: World Howel

Должность: менеджер проектов, специализация – связи с общественностью и госорганами

Мои обязанности в том, чтобы помочь клиентам найти нужных им людей на достаточно высокие позиции. По сути я head hunter. Когда люди из госорганов стали переходить в бизнес и, наоборот, бизнесмены стали уходить на государственную службу, появилась потребность в таких компаниях, как наша. Хотя однажды к нам обратились с просьбой найти человека, который будет проводить кастинг для конкурса «Мисс Россия». И нам пришлось углубиться в тонкости модельного бизнеса. Мы нашли очень молодого специалиста, 85-го года рождения, который прекрасно справился с задачей. Выяснилось, что модельных скаутов в России вообще почти нет, и мы вырабатывали специальные критерии для этого случая.

Моя работа всегда связана с нестандартными ситуациями, потому что я работаю с уникальными специалистами и к каждому из них нужно найти индивидуальный подход. К сожалению, в нашей стране образование до сих пор является важным, но не основным критерием (за редким исключением). Главное – это опыт и компетенция. Если говорить о поиске первых лиц для компаний и госорганов, то там харизма, ораторские данные играют ключевую роль. Иногда организации нужна новая кровь, свежий взгляд – так часто бывает с госорганами. Не так давно мы подобрали для всем известного госучреждения директора по персоналу. Выбранный кандидат был гораздо менее опытным, чем остальные, но он уже работал на госслужбе, легко находил общий язык с людьми и мог вести за собой команду, вдохновлять. Эти качества сейчас очень ценятся, так что понятно, почему клиент остановился на его кандидатуре.

Чем больше я работаю в этой сфере, тем меньше считаю себя экспертом. Мы ищем не начинающих и многообещающих, мы организуем встречи с кандидатами, которые намного умнее нас. Это не собеседование как таковое. Скорее, это похоже на интервью. К счастью, люди, с которыми мы общаемся, отличаются адекватностью: все-таки они лучшие в профессии. Но на заре моей карьеры был случай, когда кандидат, с которым я договорился о встрече, побоялся, что его текущий работодатель узнает о собеседовании. Он подъехал к офису, позвонил и сказал, что готов поговорить, только если я выйду и прогуляюсь с ним, параллельно проводя интервью. Сейчас такого уже не бывает. Однако если я общаюсь с чиновником высокого уровня, он не всегда хочет приезжать к нам в офис, и тогда к нему в учреждение еду я.

Частью моей профессии является «охота» на кандидатов. Но, по-моему, профессионализм заключается как раз в том, чтобы не доводить до погони за кем-то. Если клиент хочет кого-то конкретного, то мы свяжемся с этим человеком. Но часто оказывается, что клиент ошибается. Мы собираем большое досье на каждого, берем рекомендации у знакомых и бывших работодателей. В результате может получиться, что запрошенный человек подходит клиенту вовсе не так хорошо, как тот думал. Поэтому если нас попросят связаться с условным Павлом Дуровым и только с ним, мы сделаем это, но узнаем, по каким причинам он ушел из «ВКонтакте», какой у него характер, какие у него были отношения с акционерами, возьмем его рекомендации. И конечно, предложим клиенту несколько других вариантов. Потому что мы не ищем лучших. Мы ищем подходящих.

DSC_9963-2.jpg

Саша Серков, 24 года

Компания: бар «Дорогая, я перезвоню»

Должность: бармен

Когда-то я работал бариста, потом был логистом на складе известного бренда, но мне стало скучно: ты сидишь в подвале за компьютером – и ничего не происходит. Сюда я устроился два года назад старшим официантом, а потом меня уволили. У нас есть система желтых и красных карточек, как в футболе. Их выдают за любые мелкие нарушения вроде опозданий. Если за полгода ты набираешь пять желтых, тебя увольняют, и неважно, каким ты был сотрудником. Но в момент моего увольнения у нас ввели возможность возвращать бывших работников через полгода. Второй раз начинал опять с нуля, пришел стажером – и все заново.

В «Дорогой» собеседования не совсем обычные. Первый этап – разговор с HR-менеджером, и там все вполне стандартно. Затем всех кандидатов собирают в четверг в баре – либо на «Китай-городе», либо на «Маяковской». В зале кругом выставляются стулья, и все садятся лицом друг к другу. Начинается конкурсный этап. Сначала ты при всех представляешься, рассказываешь о себе. Потом нас разделили на команды по 3–4 человека. Всем раздали M&M's разных цветов, где каждый цвет обозначает то, что тебе нужно сделать: станцевать, рассказать стишок, спеть или поделиться своим самым ужасным в жизни поступком. Я, по-моему, в первый раз танцевал, а во второй говорил о том, что люблю. Затем начинаются групповые задания: например, группе дают огурец и просят, чтобы вы его менеджерам продали или придумали про него интересную историю. Или просят сделать карточный домик и в это время считать от 300 до нуля. Пока ты это делаешь, тебе задают вопросы вроде «Кто был первым человеком на Луне?». Ты должен ответить и не сбиться. А в самом конце к кандидатам выходят и говорят: «Ты, ты и ты нам подходите». Тебя берут стажером, дают наставника. Через две недели нужно сдать экзамен, на это есть две попытки, не сдашь – тебя уволят. Я сдал через неделю.

Такое собеседование помогает выявить людей с нестандартным мышлением, с нестандартным поведением. Нужно, чтобы человек умел создать вокруг себя правильную атмосферу. Потому что еда и напитки есть везде. Люди приходят не за этим, они приходят к людям. Персонал, который работает здесь, не просто коллеги. Мы все дружим. Я хочу научиться здесь всему, чему можно научиться в моей профессии, и расти в «Дорогой» дальше. Мне тут нравится.

IMG_3090.jpg 

Мария Карлыганова, 22 года

Компания: ТВ-канал 

Должность: корреспондент криминальной хроники

Когда мне было 17 лет и я еще училась в школе, я поняла, что хочу быть журналистом. Я просто вбила в поисковике «вакансии на радио» и позвонила по первому же телефону. Как выяснилось позже, трубку поднял руководитель радио. Я ему говорю: «Здрасьте, я Маша, хочу у вас работать». Мне на это: «Какая еще Маша? Батарейкина?» «Нет, – говорю, – Карлыганова, вы должны меня взять». Он дал мне 20 минут на то, чтобы доехать до редакции. А я была на другом конце Москвы. Я бежала по всем эскалаторам в метро, на входе в редакцию пролезла под турникетами, потому что времени не хватало. Забегаю в какой-то кабинет, спрашиваю, где тут Николай Николаевич. Все удивились, но сказали, как к нему пройти. Я распахнула дверь без стука, подлетела к столу, оперлась на него и выпалила: «Я пришла». Он сидит, смотрит на меня и спрашивает: «Ты кто?» Я объяснила, и у нас началось собеседование, причем достаточно жесткое.

Я до этого нигде не работала. Он стал меня отговаривать, говорить, что журналистика не для женщин: постоянно в разъездах, семьи не будет... Я сказала, что пришла не слушать его морали, а устраиваться на работу. Тогда он взял графин с водой и говорит: «Я сейчас вылью ее тебе на голову». Я подумала, что он псих, но мысли почему-то были только о том, что я зря сегодня волосы укладывала. Говорю: «Выливайте». Он начал мне лить на макушку воду, потом поставил графин обратно и сказал: «Странно». А я думаю: «Сам странный какой-то». Николай Николаевич сел за стол, взял чашку и спрашивает: «А если я сейчас горячим кофе в тебя плесну?» Я на всякий случай отсела от него подальше и спросила, можем ли мы продолжать собеседование. Тогда он подошел к двери, закрыл ее и сделал мне предложение интимного характера. Сказал: «Если ты сейчас без раздумий согласишься, я беру тебя на работу, делаю своим помощником, помогаю с карьерой и гарантирую хороший заработок уже в твои годы». На что я ему: «Вы знаете, да в Москве не только ваше радио есть! Вот сейчас поднимусь на второй этаж в редакцию спортивной станции и туда устроюсь!» Я тогда еще не знала, что тем радио он же руководит. Он на меня посмотрел, начал смеяться, вызвал помощника и сказал: «Оформляй ее, она мне нравится».

Уже позже выяснилось, что журналисту политического радио надо владеть собой и когда тебе угрожают, и когда на тебя выплескивают воду, и когда тебе делают непристойные предложения. Нужно взять под контроль эмоции и продолжить беседу. Думаю, это меня закалило. Все последующие собеседования казались мне полной ерундой. Мне с самого начала пришлось работать со взрослыми профессионалами, а они часто бывают жесткими. Впоследствии с гламуром и розовыми бабочками у меня так и не сложилось.

Возврат к списку →