Точка конфликта

09 Октября 2014
Текст: Глаша Маршак
shutterstock_116112985.jpg

«Деньги заставляют нас делать то, что мы не хотим делать», – утверждал герой Майкла Дугласа в фильме «Уолл-стрит». Любой человек, нацеленный на карьерные достижения, прекрасно отдает себе отчет в том, что, если желаешь многого, многим придется поступиться. И это зачастую не только вечернее время, которое вы не сможете провести с семьей или просто перед телевизором за бокалом сухого красного. И даже не только возможность завести ни к чему не обязывающие отношения с симпатичной девушкой, которую вы каждую пятницу встречаете в баре рядом с офисом. Часто оказывается, что путь к вершинам заставляет нас принимать решения, которых мы хотели бы избежать, и делать выбор, о котором мы знаем только по фильму «Непристойное предложение».

Что заставляет нас в процессе завоевания бизнес-олимпа отдавать один за другим бастионы нашего психологического комфорта и поступаться принципами? Желание попасть на обложку Time? Элементарная любовь к материальным благам? Нежелание усложнять и без того непростой рабочий процесс? Или мы по-настоящему меняемся изнутри, начиная служить богу карьерного роста?

Психологам давно известен термин «профессиональная деформация», он исчерпывающе объясняет, почему учителя терпеливы, офицеры полиции суровы, а бизнесмены обладают цепкой хваткой. Зачастую нам кажется, что если мы не укладываем шпалы, то нам не грозит деформация позвоночника, но ведь сидячий образ жизни доводит и до худшего, не правда ли? Мы думаем, что, не имея отношения к армии, избежим психологических мутаций. Но вспомните, героем фильма Джоэля Шумахера «С меня хватит!» был обычный клерк. Что лишний раз доказывает, как просто оказаться в зоне риска, если приходится идти на компромисс с собственной личностью. 

Как только мы занимаем в коллективе место чуть выше всех остальных, эго начинает нежиться в лучах славы, а любая угроза нашему положению заставляет оборонять свои позиции подобно африканским хищникам. Оправдывая себя тем, что мы – это не только мы, а прежде всего «директор», «начальник отдела» или «лицо компании», мы можем позволить себе поступить так, как никогда не поступили бы в кругу своих друзей. Вместе с социальной маской мы получаем индульгенцию на запретные для своей настоящей личности действия. Если быть до конца откровенными, разве не точно так, облачаясь в латексный костюм, поклонники BDSM переходят ту грань, которая отделяет их от традиционных ценностей? Подумайте, вы – выходящий из дома и садящийся за руль автомобиля, и вы – после первой чашки кофе в офисе и пары отвеченных писем, точно один и тот же человек? И если нет, то кто он? Тот, кто способен жестко отчитать подчиненного просто из соображений профилактики, кто может думать об экономии бюджета, зная, что это скажется на качестве, кто голосует против приема на работу крепкого профессионала, потому что тот сможет претендовать на вашу должность, – это действительно вы, или этот «кто-то» испарится, как только вы поменяете место работы, и уступит место другому, более подходящему для новых обстоятельств? Бизнес-психологи советуют ответить на эти вопросы до того, как придется принимать серьезные решения, иначе внутренний конфликт может оказаться разрушительным. 

Американский психолог, исследователь человеческого поведения и основоположник бихевиоризма Джон Бродес Уотсон утверждал, что человек – это не только поведение, образы, мысли и идеи, прежде всего им владеют нейрофизиологические реакции и рефлексы. Редко мы можем сопротивляться тому, что досталось нам генетически, только процесс обучения меняет нашу личность и тренирует волю для сопротивления влиянию среды и обстоятельств. Может быть, именно из-за рефлексов сам выдающийся ученый в момент, когда случилась его собственная «точка конфликта» – приглашение работать в рекламной компании, – сделал свой выбор и стал первым президентом Американской ассоциации психологов, работающим в рекламном бизнесе. Ни осуждение коллег по цеху, ни серьезная смена парадигмы деятельности не остановили Уотсона на пути борьбы за собственную карьеру.

Билл Гейтс, наоборот, был настолько фанатично предан программированию, что взламывал школьные программы, запрещающие работать больше отведенного времени, нарушал запреты посещать компьютерный класс летом и отклонял любые предложения заняться чем-то в других областях. Ни принудительные походы к психиатру, ни отчисление из Гарварда не заставили его отказаться от того, что он считал призванием. Одного не смутило предложение ради комфортной жизни время от времени примерять социальную маску, для второго такой вариант приравнивался к самоубийству. И тот, и другой стали высочайшими профессионалами в своих областях и навсегда остались в истории.

«Мораль – хитрая  штука, она не дает ответов. Наоборот, мешает их найти», – написал в романе «Лабиринт отражений» Сергей Лукьяненко. Действительно, в этом запутанном клубке мотиваций, так же как в любых ролевых играх в сексуальной, социальной или политической сферах, вопрос морали уходит на второй план. А остается вечный, как все живущее, вопрос: верите ли вы в то, что делаете? И если да, то десятки успешных примеров вам в помощь в нелегком деле противостояния миру. Если нет – пристегнитесь. Все тайное становится явным, особенно если обмануть пытаешься самого себя.

 


Возврат к списку →