Милош Бикович. Пан Артист

03 Ноября 2016
В ноябре на канале СТС стартует новый сериал, спин-офф ситкома «Кухня» – «Отель Элеон». Одну из главных ролей в нем сыграл молодой сербский актер Милош Бикович, который успел уже громко заявить о себе в большом российском кино.




Киноманы узнали имя Милоша Биковича два года назад, когда на экраны один за другим вышли блокбастеры «Духless-2», «Солнечный удар» и «Без границ» с его участием. Высокий, статный, с пронзительным взглядом, он и за кадром чертовски обаятелен, харизматичен и в свои 28 лет невероятно галантен. Двери открывает, руку подает, извиняется за неловкость, когда пододвигает стул. Он предлагает сразу перейти на «ты», дает понять, что готов быть откровенным. Милош из тех, о ком говорят: «Какой хороший парень». Вот и любимица Карла Лагерфельда, модель Саша Лусс, даже теперь, когда они с Милошем расстались, отзывается о нем с теплотой. «Я не назвал бы себя хорошим человеком, просто старательно скрываю свои недостатки, – говорит Милош, не кокетничая, а смущаясь. – А если серьезно, то жизнь – это дар свыше, радость, которую надо принимать с благодарностью. Не понимаю людей, которые считают, что им все обязаны. К счастью, среди коллег таких не встречал, наверное, они относятся ко мне, как к ровне. А может, обычные люди просто забывают, что и у актеров бывает плохое настроение. Лично я всегда помню о самодисциплине, хотя могу и сорваться – иногда это помогает очертить границы. Спокойствию меня научили занятия боксом. Перед первым моим спаррингом тренер сказал мне: главное в боксе – психология, как в шахматах, расчет. Так же и в кино – ко всему нужно подходить с холодной головой».

Office magazine: Милош, твое появление в «Отеле Элеон» тоже холодный расчет?

Милош Бикович: Отчасти. Честно говоря, сериал «Кухня», спин-оффом которого является наш «Отель», я не смотрел. Не имел представления, насколько популярен проект, пока не получил предложение о роли. «Это классная и смешная история», – сказал мой агент. Я посмотрел несколько серий, понял, что сериал достойный. Но все равно не сразу решился. Смущало, что запланировано несколько сезонов и из-за этого придется отказаться от других проектов, боялся, что сериальный образ надолго прицепится и трудно будет из него выйти. Прежде у меня не было таких массовых проектов. Да, я снялся во второй части «Духless», но это кино. Продолжение полнометражного фильма –событие, зритель должен выбрать время, купить билет. А сериал, как мне кажется, более интимный контакт с публикой, ты приходишь домой к зрителю. Очень ответственно.

OFM: Что заставило все же пойти на этот «интимный контакт»?

М.Б.: Я взвесил все плюсы и минусы. И первых оказалось больше. А вылезать из образа избалованного, легкомысленного мальчишки, который встречается с девушками только для галочки, будет интересно. Впрочем, у нас с героем есть и общие черты. Мы из одного поколения, поэтому боль и эмоциональные шрамы, которые он скрывает под маской разгильдяя, мне очень понятны.

OFM: Появлению в российском кино ты обязан Никите Михалкову?

М.Б.: Наше знакомство и совместная работа – чудо. Для меня и моего брата, он монах, Никита Михалков всегда был любимым режиссером, а Россия – любимой страной. Мы ездили сюда паломниками по святым местам. Кто бы мог представить, что вскоре я сам буду жить здесь и сниматься у лучшего режиссера! А дело было так. Я снялся в сербском проекте про футбол «Монтевидео», фильм вошел в конкурсную программу ММКФ. Всей съемочной группой нас пригласили в Москву, здесь мы и познакомились с Никитой Сергеевичем. Но шапочно: «здравствуйте – до свидания». После этого, узнав, что Михалков собирает команду на новый проект, брат мне сказал: «Пиши Михалкову письмо о том, что хочешь у него сниматься». Я подумал: а зачем ему серб, когда в России столько талантливых актеров? Не написал. Что должно случиться, обязательно сбудется. Через пару месяцев звонит телефон, высвечивается швейцарский номер: «Милош, здравствуйте! Меня зовут Станислав. Я однокурсник Кустурицы и ассистент Михалкова. Мы хотели бы Вас пригласить на главную роль в фильме Никиты Сергеевича! Вы свободны?» Я решил, что это наш режиссер Драган Бьелогрлич меня разыгрывает, и резко ответил: «Отправьте сценарий – потом поговорим». Как будто переговоры идут для какого-то реалити-шоу. Приходит мейл, я вижу, что эта история вообще не прикол – 118 страниц на русском и подпись Михалкова в конце. У меня душа тогда в пятки ушла. Пришлось, конечно, извиняться.

OFM: Как тебе первый опыт в российским кино?

М.Б.: Знаешь, это другой, очень крутой уровень. Многие говорят, что Михалков уже не тот, не снимает такие сильные фильмы, как раньше. Не знаю. Мне кажется, все очень просто: он делает, как чувствует, не может снимать только в угоду зрителю. За это я его очень уважаю. А вообще, у него такая же судьба в России, как у Кустурицы в Сербии, – его многие отрицают.

OFM: Теперь ты постоянно живешь в Москве. Появились у тебя национальные, русские привычки?

М.Б.: Да, я стал, как русские, много пить чай. И научился говорить тосты – в Сербии такого вообще нет. (Улыбается.) А вообще, Россия, в которой я оказался, и та, что была у меня в голове, – две разные страны. Вот говорят, русская душа, добрые люди... А я тут зашел в аптеку, а продавщица меня выставила: «Закрыто!» Но разговоры про русскую душу совсем не сказка. Просто люди, живущие в России, ее даже не замечают, поскольку погружены в нее. Это как рыба не замечает, что вокруг вода. Да, в Европе не позволят себе грубого слова и закроют у тебя перед носом продуктовый с вежливой улыбкой. То, что ты весь день не ел и дома у тебя пустой холодильник, – не их проблема. В России, наоборот, ты узнаешь о себе много нового, наверняка пополнишь свой словарь ругательств, но уйдешь с хлебом, маслом и колбасой: «Завтра деньги занесешь!» Русские просто по совести не могут себе оставить тебя голодным. И мне это очень нравится.



Текст: Елена Редреева
Фото: Павел Самохин


Катя IOWA: «Я еще не изведала до конца все уголки своего космоса» >>>
 

Возврат к списку →