Большое счастье

22 Ноября 2016

Она растила двух сыновей одна и мечтала когда-нибудь стать мамой дочки. Теперь она замужем, и у нее семеро детей, пятеро из которых приемные.



Юлия Ставрова-Скрипник, 38 лет
Образование: высшее, Московский социально-педагогический институт, психолог, преподаватель психологии
Должность: основатель и руководитель сети Монтессори-центров «Солнечный Город»
Дети: Никита – 18 лет,
Иван – 17 лет,
Наташа – 16 лет,
Федор – 16 лет,
Матвей – 13 лет,
Ангелина – 13 лет,
Виктория – 7 лет.

Первый сын родился вскоре после того, как мне поставили диагноз «бесплодие». Отец ребенка был против его рождения, мы расстались. И я, счастливая, с пузом, ездила на съемки. Я была тележурналистом, вела разные рубрики, в том числе для молодых матерей, позже арт-директором клуба «Мост», а потом довольно долго пиарщиком российских звезд – групп «Чай вдвоем», «Стрелки», Дианы Гурцкой, Маши Распутиной, Саши Олешко. Сама заработала и на кроватку с балдахином, и на все необходимое. Потом родила второго сына. А замуж за отца ребенка не пошла, уже сама не захотела. Принца не искала, но продолжала мечтать о нем. Растила сыновей и много работала – бросила шоу-бизнес и стала создавать сеть детских центров «Солнечный Город», в которых я и мои коллеги-педагоги осваивали работу с детьми по методу Монтессори.


Честный разговор

Принц нашелся. И стал моим мужем. В какой-то момент мы честно сели с Артемом и поговорили. У меня два сына. У него дочь от первого брака. Я сказала, что больше не хочу рожать, так как в моем деле шли тяжелые процессы. Партнер ушла в декрет, бизнес пикировал, мне пришлось закладывать свою квартиру. А если рожать еще одного ребенка, нужно все бросать и заниматься только им, по-другому я уже не хотела. Мы приняли решение взять девочку из приюта. Я, как и многие, поначалу мечтала о белокурой дочке с голубыми глазами… Нашу Ангелину нашли в Челябинске. Младший сын Матвей по рекомендации психолога ездил со мной в этот город – он пригласил Ангелину в семью. И уступил ей комнату, а сам перебрался к старшему брату. Вторая дочка – Виктория – появилась неожиданно. Сотрудники социального приюта, в который она попала, попросили, чтобы девочка пожила у нас, пока ее мама не восстановится в родительских правах. Если бы мы отказались, Вику отправили бы в детский дом. А я убеждена, что детей нужно любыми способами спасать от системы. Мы с мужем забрали девочку – на полгода. Так она у нас и осталась. Ее кровная мама до сих пор не прошла курс лечения… И теперь я не представляю, как бы мы жили без Вики. Мы даже внешне очень похожи с дочкой.

Итальянская семья

Федя, Наташа и Ваня появились у нас ровно год назад. Я поехала в Казань в группе будущих приемных родителей, которые должны были познакомиться с детьми и, возможно, выбрать себе кого-то из них. В итоге домой я вернулась с Федей – слабослышащим 15-летним мальчиком. Мы с ним сразу почувствовали родство душ. Внешне он очень похож на моего старшего сына Никиту. В поездке я познакомилась еще с Наташей и Ваней. Они тоже слабослышащие. Наташа ревностно отнеслась к тому, что я забираю именно Федю. Помню, как она прорычала, простонала: «Я тоже маму хочу!» И ее голос так и звучал у меня в голове… Уже в Москве рассказала об этом мужу. «Ну что, поехали на твою Наташу смотреть», – сказал он. Через два месяца и Ваня пришел к нам в семью… Теперь у нас трое слабослышащих детей. Мы еще больше стали похожи на итальянскую семью – говорим громко и эмоционально. Но именно благодаря своим особенным детям я поняла одну вещь: все люди особенные! У кого-то нарушение слуха, у кого-то нарушение зрения – эти особенности выражены физически. А есть люди, у которых недоразвита сердечная мышца, атрофировано чувство сострадания. Вот это страшно… Приемные дети научили меня воспринимать людей спокойнее. При этом я понимаю, что у каждого святого есть прошлое, а у каждого грешника есть будущее. Я же тоже через многое прошла…

 

Запах какао

У каждого родителя, который решил взять приемного ребенка, есть наставник. Я счастлива, что моим наставником согласилась стать удивительная женщина – Анна Ильинична Гайкалова. В 90-х она взяла на воспитание троих детей, им сейчас за 30 лет, они выросли достойными людьми. Помню, читала ее книгу «День девятый», и у меня случилась истерика. В ночи послала ей сообщение: «Я никогда не смогу быть такой хорошей матерью, как Вы!» А на следующий день мы с детьми пошли в горы в Геленджике… И когда через несколько часов спустились сверху, живые и невредимые, единой командой, я подумала: «Возможно, как Анна Ильинична, я не смогу, но как-то по-другому точно сумею!» Сейчас у нас с мужем есть мечта – переехать жить в село и создать там ферму по методу Марии Монтессори. Чтобы дети понимали, что картошка не на деревьях растет, познавали мир, трудились на земле. Летом мы сможем брать к себе и других детей, которым некуда поехать из города. Некоторые мои друзья искренне не понимают: «Вам что, своих мало?» А мы уже не понимаем, как жить без детей. Когда сильно устаю, может нахлынуть: эх, а ведь есть и другая жизнь! Но это минутное – накроет и отпустит. Чаще всего представляю картинку своей мечты: мы всей семье живем на Монтессори-ферме, раннее утро, я проводила детей в школу, машу им вслед одной рукой, а во второй держу кружку с горячим какао. Я даже аромат его ощущаю. А значит, все так и будет!

Текст: Лариса Зелинская

Фото: из личного архива героя



Читайте также

Возврат к списку →