Взять и уложить

21 Октября 2014
ТЕКСТ: Елизавета Пономарева
shutterstock_174493814_2.jpg

К Валеркиным двум годам у нас образовался неплохой режим дня. Я вставала пораньше, занималась ребенком, давая выспаться мужу. Затем приходила няня, и наступал мой черед ухватить пару часов сна, перед тем как поработать. После обеда чадо возвращалось с прогулки, и мы вместе играли и ждали папу, которому поручалась ответственная задача купания. Часов в 9 вечера я укладывала ребенка спать в родительской спальне методом «мама полежит рядом». И у нас, взрослых, оставалось еще несколько часов только друг для друга. И вдруг произошло страшное. Ребенок перестал засыпать.

Сначала сон отступил до 10 вечера, потом до 11, затем я либо отключалась сама, либо вставала, но тут вскакивал и Валерка. Мы с мужем лишились наших вечеров. Пусть они были недолгими, пусть сил в будни хватало только, чтобы прислониться друг к другу на диване, засыпая под новый боевик, или, того хуже, сесть за два ноутбука и посылать друг другу прикольные ссылки, но все-таки это было наше личное время.

Сам Валерий тоже не получал удовольствия от вечерних бдений. На прогулки у него уже не было сил. Он поднимал и бросал игрушки. Просил включить мультики, но не досматривал их до конца. Надкусывал яблоко и ронял его, пока в конце концов сон не побеждал. В итоге я собрала неплохую коллекцию странных мест для сна моего ребенка: на спинке дивана, под диваном, в комоде, за детским столиком, уткнувшись в свежую гуашь, за столом в районной кулинарии и, наконец, в крошечной кладовке, где он спал, свернувшись калачиком в обнимку с обувью. Мы долго в панике искали ребенка, прежде чем догадались туда заглянуть.

Стало понятно, что со сном нужно что-то делать. И, как водится, не имея собственного опыта, я обратилась за мудростью к окружающим.

 shutterstock_125444207_2.jpg

1. Усилием воли

Старшее поколение сказало твердо: «А ты просто уложи». Как это – просто уложи? Ну вот так: «Скажи: «Спать, Валера» – и уложи». Я попробовала. Ребенок ангельски улыбнулся и убежал выпрашивать iPad. Звонок маме за новой консультацией ситуацию не улучшил: «Хм, а ты просто засыпала, и все, я даже что-то и не помню, чтобы с тобой были какие-то проблемы. Кстати, и на горшок в год пошла, и не кричала никогда», – «успокоила» меня знающая родительница. Знакомые постарше повторяли примерно то же самое, не стесняясь подливать масла в костер чувства вины: «Как это, он у вас в 11 не спит? Да вы просто плохие родители!»

2. Совместный сон

Мамы-ровесницы по вопросу совместного сна заняли диаметрально противоположные позиции. Кто-то предпочитает на ближайшие 10 лет выдворить на гостевой диванчик мужа, лишь бы не наносить ребенку психологическую травму от разлуки, а кто-то отправил недельного новорожденного в отдельную комнату, не ленясь вставать к нему каждые три часа. «Ведь главное – обеспечить ребенку независимость!» – говорили последние. Мы, в общем, ничего не имели против младенца в семейной кровати, тем более что, крепко спящего, его всегда можно было переложить в детскую кроватку, стоявшую под боком. А спал когда-то Валерий, как ласковый котик, – тихо и сладко. Но в два года он превратился совсем в другого котика, из тех, что прыгают тебе на живот с книжной полки, складывают под одеяло добытые кусочки сухарей и детали от конструкторов, по утрам оттягивают пальцами веки, чтобы ты раскрыла глаза и на всякий случай проверяют грудной отдел и матери, и отцу – не вернулись ли счастливые молочные времена? Так что вариант ложиться спать вместе с ребенком не подходил.

3. Территория сна

Следующий совет дала подруга, чья дочка самостоятельно покинула родительское ложе ради прекрасной личной кроватки и постельного белья с любимыми персонажами. Я изучила тренды дизайна детских комнат и надолго зависла над очаровательными картинками в стиле «ретроцирк». Впрочем, Валерий предпочитал героев «Гадкого Я» и Лунтика. В итоге мы купили прекрасную кровать, застелили ее прелестным одеялком, разложили по углам заманчивых плюшевых зверей (а вдруг ему нужно с кем-то обниматься во сне?) и научили Валеру включать ночник (а вдруг он боится темноты?). Я подробно расписала сыну прелести самостоятельной жизни, расхвалила его личную недвижимость и интерьер, но вечером ребенок снова слонялся по гостиной.

4. Магия ритуала

Знакомый психолог рассказала, что сон нужно предварить приятным ритуалом, который каждый вечер должен повторяться, чтобы ребенок привык: после такой-то последовательности действий пора спать. Мы соединили вместе все приятные вещи: любимый йогурт, за которым шло любимое купание с пеной и игрушками, потом, уже в пижаме, любимый пазл с мишками, любимая сказка про Колобка, выключение света, песенка про усталых игрушек в исполнении мамы и, наконец, пора спать. Но стоило мне выйти, тихое «шлеп-шлеп-шлеп» босых ног за спиной означало, что ребенок снова встал. Кстати, еще одна психолог сказала мне, что ритуал – опасная штука: вот так приучишь ребенка, а потом потеряешь кусочек от пазла или охрипнешь и не сможешь спеть про перо жар-птицы, и все, никакого сна, сплошная фрустрация. Ребенок должен уметь засыпать в любых условиях. Что-то здравое в этом было. Но пока что ребенок засыпал только после долгой борьбы со сном и родителями.

5. Технологичное решение

Напуганные педиатрами и бабушками, видящими в современной технике дары сатаны, мы побаивались давать ребенку планшет, но порой выдавали, а куда деваться. Более храбрые знакомые сказали нам: «Да какие проблемы? Мы своему сыну включаем вечером мультики в YouTube. Он тихонько смотрит, да и засыпает с нами рядом». Чтобы не рисковать падением ценной техники с дивана, мы усадили Валерия с iPad посреди кровати, а сами легли по сторонам и попытались заснуть под бодрое «Чунга-чанга, места лучше нет». Я проснулась и увидела мрак за окном и осоловелое детское личико: на экране показывали рекламу дезодоранта, а на часах было два ночи.

6. От нервов

«Да дай ты ему что-нибудь!» – «Что?» – «Ну, что-нибудь, таблетки какие-нибудь, травки, сиропчик», – не выдержал наш папа. Я нырнула  в интернет. Не я одна обивала медицинские форумы с вопросом, какие таблетки дать двухлетке, чтоб спал. Но ответ медиков был строг: «Да вы с ума посходили!» Успокоившись, специалисты рекомендовали валерьянку – маме и папе.

7. Курс служебного детоводства

Знакомая дрессировщица задала вопрос: «Так, может, у нас ребенок не выгулянный? Он должен устать, и тогда заснет». Стояла осень, в песочнице грязно, на горке холодно. Мы попытались устроить выгул в домашних условиях. Игры в «побежали-побежали-побежали» и «полетели-полетели-полетели» чередовалось, пока у родителей не кончились силы. А вот у Валерия они все никак не кончались. Особенно ему понравились кувырки через маму. Обращаясь к своему опыту, дрессировщица заявила: «Больше всего утомляет интеллектуальная работа, например обучение новым трюкам». Что касается обучения, у меня как раз завалялся набор тетрадей с заданиями для самых маленьких. Я открыла одну из них, где предлагалось рассказать ребенку про ферму и посчитать огурцы на грядке. Для изучения сельского хозяйства малыш был слишком усталым. Но для сна – все еще чересчур бодрым.

8. Наука усыплять

Детские сообщества полнились ссылками на чудодейственный способ «контролируемого плача». Чтение отзывов, правда, немного настораживало. Ребенка предлагалось укладывать с каменным лицом, затем закрыть за ним дверь и включить музыку, чтобы не слышать его рыданий. Соседей советовали предупредить, чтобы они не вызвали ювенальную службу. «Он будет вами манипулировать, вызывать у себя рвоту, но вы не поддавайтесь!» – объясняли добрые люди в интернете. Отчеты испытателей метода делились на: «Через 15 минут рыдала вся семья, мы бросили этот способ, и все теперь ходим к психотерапевту» и «Ну да, в знак протеста отломал дверку у шкафа, но зато теперь вечером быстренько засыпает!». Я постаралась выкинуть из головы образ своего ребенка, в рыданиях бьющегося в закрытую дверь, и не стала даже начинать.

9. Спи, моя радость, усни

Коллега мужа поделился с ним – дома ребенка укладывает именно он. Вся большая семья с трепетом ждет папу с работы, без него ничего не получается. Зато с папой мальчик вырубается, как утомившийся пожарный. По правде сказать, я была более чем рада переложить задачу на отца. Облачив сына в пижамку, я выдала умытого теплого ребенка папе, а сама отправилась на кухню и в блаженном одиночестве приготовила себе чай с лимоном, бутерброд с сыром и пару лет как недочитанную книгу, кажется, я ее еще в роддоме начинала… И тут тишину в квартире потрясло грозное завывание: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!» Муж мой – прекрасный человек, но слуха у него нет, и тихо петь он не умеет. Видимо, от акустического и культурного шока ребенок свернулся калачиком и заснул где-то на стадии «Отребью человечества сколотим крепкий гроб!». Увы, на второй день фокус не удался. Папа пел о том, как он идет по полю с конем, просил перевести его через майдан и даже разучил что-то из Megadeath. Ребенок с одобрением слушал концерт и вскакивал с постели, как только вставал певец.

10. Или я, или он

Очередным хмурым утром я привычно посетовала на упрямство ребенка, а потом вспомнила о том, сколько раз взрослые предъявляли мне тот же упрек. Так кто из нас упрямее – я, человек, которого за три года не смогли обучить даже зачаткам французского языка и за 5 лет не смогли заставить дописать диссертацию, или двухлетний карапуз? В тот судьбоносный вечер муж задержался на работе, так что мы остались с ребенком для финального противостояния. Я приготовила все для сна. Ужин, купание, книжка, песня. «А теперь, солнышко, ложись под одеяло, закрывай глазки и спать», – сказала я и накрыла сынулю одеялом. Встала. Ребенок тоже встал и убежал. Я пошла за ним, весело поймала его на кухне и вернула обратно. «Ложись, милый, под одеяло, всем деткам пора спать». Валерик удивился и снова убежал. Игра повторилась 34 раза, я считала. На 35-й малыш подустал и двигался медленно, так что я уже не бегала за ним по квартире, а ловила на краю кровати и укладывала обратно. Я не удерживала его силой, не делала ни строгого лица, ни злого голоса. Постепенно ребенок все дольше оставался лежать и вдруг, наконец, отвернулся от меня и заснул. На следующий день он убегал 8 раз. Через день – три раза, еще через день – один, и то потому, что захотел поесть. Через неделю на слово «спать» он ложился и натягивал на себя одеяло. А я обещала зайти к нему еще разок. И заходила, чтобы снова поцеловать в нос, если он еще не спит, или поправить одеяло, если уже задремал. К нам с мужем вернулись наши вечера. Однажды мы засиделись за беседой и поленились уложить Валеру. Он подошел к нам, посмотрел с укором и повел меня в спальню – укладывай, мол. Правда, вставать ребенок начал в 6 утра. Но это уже совсем другая история.

shutterstock_125443241_2.jpg


Возврат к списку →